?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Удобные дети


Есть удобные дети. Скажешь им: «Делай это», – они делают. Скажешь: «Надень то», – они надевают. Кушать даёшь – едят и не привередничают. Гостям улыбаются, с детками игрушками делятся. Порядок сами наводят и голову дают мыть без криков.


А бывают дети, которые ни в какие рамки не лезут. Неудобные. Всё делают по-своему. И ощущение с ними такое, будто не мы их родители, а они – наши. Всё вокруг них вертится. «Я буду делать, как хочу!», «Я самый главный!», «Не буду гречку, быстро жарь мне картошку!», «Мама, ты дура!» По любому поводу – крики и истерики. Порядка не признают вообще. «Не будет субботы!» Жизнь с ними – борьба.


Удобному ребёнку невольно радуешься, душа будто отдыхает с ним, всё без напряжения, послушный, любую просьбу бежит выполнять.


Но если быть честным с самим собой, понимаешь, что всё это внешнее. Его послушание – это не его характер, а желание быть «хорошим», чтобы быть любимым. Он любым способом готов получать нашу любовь и поощрение. Он ни секунды не может быть отверженным, он чувствует своё бессилие перед нами и не готов к борьбе. Он изменяет себе за один наш взгляд одобрения.


А потом наступает «кризис 3-летнего, 7-летнего, 13-летнего возраста», и всё, что эти годы копилось внутри – все не выраженные эмоции, все неудовлетворённые потребности, все затаённые страхи и обиды – выплёскивается наружу вулканической лавой, сметая все наши представления о приличии и правильности.


И мы пугаемся: как же так, такой послушный ребёнок, ведь всё было так сладко и гладко до сих пор!


И хорошо, если этот взрыв наступает, хорошо, если у ребёнка есть силы отказаться от зависимости от нас и встать на свой собственный путь, быть в согласии с самим собой.


А сколько людей, уже давно повзрослев и обзаведясь своей собственной семьёй, так и остаются «хорошими детьми» для своих родителей, послушными, беспрекословными, правильными. А внутри у них живёт тот ребёнок, который знал своё предназначение, но отказался от него ради родительской любви и одобрения.


Хотя какая это любовь?.. Но без неё не каждый ребёнок может выстоять в жизни.


У меня тоже есть «удобные дети».


Но постепенно я учусь распознавать в готовности угодить и послушании страх перед лишением моей любви.


Я учусь быть мамой, быть старшей, давать, а не отнимать.


Недавно мой младший шестилетний сын сказал, что будет спать вместе со старшими братьями. И лёг с ними. И проспал всю ночь без меня.


На следующий день чувствую в нём какое-то напряжение. Спрашиваю, почему он решил спать отдельно.


Говорит: «Чтобы вы с папой могли побыть вдвоём».


Понимаю: это не ему нужно было спать с братьями, он не хотел нам мешать, хотел порадовать нас, отказавшись от чего-то очень важного для него.


Спрашиваю: «А ты хочешь спать со мной?» Кивает. Потом бросается мне на шею, прижимается сильно-сильно и говорит: «Я не могу без тебя, я всё время должен обнимать тебя».


На следующую ночь мой сын ложится вместе со мной.


Через несколько дней, в процессе раздачи зимних одеял, решаю выделить младшему сыну отдельное одеяло. Вечером после купания он запрыгивает в кровать, укрывается одеялом, я ложусь рядом под другим одеялом.


Сын спрашивает: «У нас будут разные одеяла?» Я киваю,

говорю, что так нам с ним будет больше места и мы не будем толкать друг друга ночью. Он ничего не отвечает, получше закутывается в своё одеяло и после чтения книжки засыпает.


Ночью чувствую: сын спит тревожно. Утром спрашиваю: «Хорошо тебе было под своим одеялом?» Он говорит: «Нет, я хочу спать с тобой вместе».


Не спросила бы, он бы и под своим одеялом спал, и на отдельном матрасе. Потому что ему важно угодить мне, получить одобрение. Он так же согласился отказаться от груди без криков и возражений, потому что чувствовал, что меня это тяготило.


Не знаю, почему дети разные: одни удобные, другие – борцы. Но знаю, что потребность в безусловной родительской любви у них одинаковая. Просто одни готовы ради неё изменить себе, а другие – нет.